Medley of London

Объявление

ВНИМАНИЕ ВСЕМ!
МЫ ПЕРЕЕХАЛИ!!
Всех игроков, кто был здесь,
с нами, и продолжает заходить,
принимаем по упрощенной анкете ;)

Ваша Валери

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Medley of London » III - этаж » Комната №21 ( Bryan Anderson, Scott Darko)


Комната №21 ( Bryan Anderson, Scott Darko)

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

***

0

2

Безымянной… оставляют меня
Имя моё в устах твоих задержалось
Когда в нашем доме зима,
Ему там тепло, оно с тобою осталось.(с)

====) Коридоры.
Что у тебя остается, когда неожиданно ты рушишь все. Абсолютно, словно нет ничего для тебя святого. То больно делаешь ты, то доставляют ее тебе напрямую в сердце. Зачем все это?! Мы все мазахисты? Все может быть, главное не осознавать это? Да это уже явно всем безразлично, ты забудешь этот вечер, ты заплачешь в темном углу? Нет, Керри не сделает. Ее слезы увидят малое количество близких. Наверное, видел их только он сам, Скотт. Ее Скотт. Не зря, истинная скотина. А она та еще сука, они нашли себя в этом суровом мире. Можно разбить кулак о стену, но ты останешься верна ему. Может, это про нее? Она кричит, бьет его, но он никогда не бьет ее. Силы не равны, ударит однажды – уйдет, выльет на него всю грязь и бросит. Больно будет –очень, особенно, когда будет просыпаться в поту ночью, но его рядом не будет. Они так часто вместе. Но если расстаются, то со скандалами. Было такое, она кричала, что ненавидит его, что уходит и ушла. Больше двух недель порознь. Если это так назвать. Керри разбилась на машине, вылетела на встречку, через две сплошные, абсолютно трезва и в своем уме, но она не могла контролировать себя. Так больно они друг друга ранили. Два дня в коме, черепно-мозговая и месяц на обезболивающих. А телефон разрывался от звонков и сообщений. Но ей нельзя было наступать на те же грабли. Но как видите они вновь вместе. Куда это ведет? Да, прямиком в ад. Или кто-то что-то изменит? Непонятно и не известно. А жаль. Хочется меньше боли, хочется жить проще. А ведь это невозможно. Или выход – его бросить? Особенно после его действий.
-Значит безразлична? Ухожу. Хватит. – думала она, прекратив брыкаться в сильных руках скота. – Он сволочь, но черт, почему так больно. -  Ведь так страшно остаться во тьме одной, а он же ей помогал, как и она ему, но почему сами все рушат. Но она не боится этого, хочется бороться, вновь и вновь. Она сильная и это знает. Не в ее правилах  останавливаться и лить слезы. Да, она умеет, не бесчувственная, но при этом почти со всеми безразлична, но почему с ним другая. Может, было бы легче и проще. Они издеваются друг над другом, при этом улыбаясь собеседнику в лицо. Хочется стекло из сердца вынуть, но нет, оно крошится в груди, новыми осколками впиваясь в тонкую материю души, раня и оставляя пробелы.
-Тихо, тихо, я не могу тебя отпустить. – она утыкается носом в его грудь и тяжело душимт, даже не в силах что-либо сказать. А что еще  произнести,  чтобы разрушить тишину? Неьзя и слова вымолвить, все так горько, что становится дурно. Они уже прошли коменданта, но никто ничего не понял, мало ли как милуются влюбленные, а ей  так противно, что хочется заплакать и убежать, но куда ей в таком виде и настроении. Ничего хорошего от нее сейчас не жди, забиваться в угол не будет, а глупостей натворит на месяц вперед. Уже в комнате, Домино словно выпадает из реальности на какие-то минуты. Его  ладони на своем лице, она вздрагивает и отворачивается, не сейчас.
-Малыш, скажи хоть что-нибудь, скажи, что ты меня ненавидишь, только не молчи. – его голос приятен, а объятия приятны. А где же и правда это отвращение. Она устала, но не умеет его ненавидеть, слишком тепло на сердце с ним. Да, злость и звериное отчаяние присутствует, но не ненависть. Его пальцы рядом, она вырывает руку и прижимает ее к груди, прикрытая его пиджаком, что пахнет им, но снимать его желания нет. Она путается, но и кидаться ему на шею не намерена. Нужно решить все и поскорее. Уйти  нужно, она покинет его жизнь и вычеркнет его из своей, главное, чтобы было желание.
-А что ты хочешь услышать? Расскажи мне, давай. Ты же такой крутой, ты такой умный.  – она насмехается над ним, не скрывая отвращения к нему. – Ты чего ждешь? Ты ведешь себя, как последний ублюдок и  ждет моего одобрения? Это твоя жизнь, но это касается меня. Я тебе не девка с улицы, чтобы так со мной обращаться. – говорит она отрывисто, сидя на кровати и свесив ноги с покрывала.

+1

3

Что же он натворил, зачем он так с ней поступил, сейчас Скотт не мог ответить себе на эти вопросы, ответов просто не было. Что он добивался своим поступком, он же знал, что не чем это хорошим не кончится, да и она знала, когда злила его, она же знала, что Скотт ревнивый баран и готов, не известно на что. Как-то она просто обнималась с другом, чисто по дружески, что после этих объятий Скотт отправил его прямиком в больницу, Керри была тогда страшно зла, но не показывала этого, но он это чувствовал, просто при каждом упоминании о том парне, Скотт уходил, заявляя, что если он ей так дорог, то пусть убирается к нему.
А тот факт, когда она разбилась на машине, он просто готов был лезть на стену, винил себя. А она не брала трубку на его звонки,  в его доме не осталось ничего целого, он все крушил и ломал, пока Шарлота не накинулась на него.
Тогда Скотт отправился в больницу, и буквально жил в ее полати, осыпая ее цветами, кормил с ложечки и никого не подпускал, тогда он словно цербер на всех срывался, не давал мед сестрам нормально работать, изводя их вопросами и требовании, и только она могла его успокоить. Он засыпал, только когда его голова касалась ее живота.
Но так это его не изменило, как только она вернулась к полноценной жизни, все повторялось, скандалы, ссоры, обиды.
Она отворачивается, а Скотт готов биться головой об стены. Переплетая свою руку с ее, она выдергивает свою. Как же это мучительно, она вздрагивает от его прикосновений, но это не та сладостная дрожь, она его боится. Вот и дожили. Он опускает голову, на ее обнаженные калении, но, чувствуя ее дрожь отстраняется.
-А что ты хочешь услышать? Расскажи мне, давай. Ты же такой крутой, ты такой умный.
Он слышит усмешку в ее голосе, но готов сейчас вытерпеть ее и молчать, так как не хочет, что бы она уходила после их, пусть и не долгой но разлуки, он тянет к ней руку, но одумавшись на середине убирает ее. 
Ты чего ждешь? Ты ведешь себя, как последний ублюдок и  ждет моего одобрения? Это твоя жизнь, но это касается меня. Я тебе не девка с улицы, чтобы так со мной обращаться
Скотт не трогает ее вообще, он боится к ней прикасаться и так  этого хочет, что даже голова идет кругом. Он знает, что ублюдок, черт возьми, и она это должна знать, должна была знать при первой их встречи, на первом свидании, он никогда этого не скрывал
- Малыш, - тихо произносит он, - я идиот, знаю, но я не могу ничего поделать, у меня крыша едет, сама это знаешь, к чему эти слова были, да я не уравновешенный ублюдок, но я люблю тебя, черт возьми, - голос стал громче, но это не было криком
Скотт, смотрит на нее отрывисто дышит, он впервые,  сказал ей что любит, даже тогда когда она лежала в больнице, он никогда не говорил что любит ее.
Он сам не ожидал, что это вырвется из его потаенных углов сердца, но от своих слов он никогда не оказывался.
- И если ты уйдешь сейчас, то в моем сердце все равно останешься только ты, так как я больше не знаю ни одной женщины как ты. Он встал и заходил по комнате, словно загнанный зверь. Он уже решил, что сделает, если вдруг она решит уйти и не простит  его.

+1

4

А может еще 2 дня и все случилось бы наконец.
За плечи тебя обнять и все случилось бы наконец.
Тебе мое "да" услышать и все случилось бы наконец.(c)

Уже середина дня, а кажется словно скоро полночь. В комнате Скотта и Брайана задернуты портьеры и помещение погружено в приятный полумрак, что добавляет в эту обычную студенческую комнату. Дело видно еще в том, что сама Керри любит, когда темно в комнате, не выносит яркого света через тонкую гладь окна. Помнит она, когда еще была младше и их мать жила вместе с ними, она часто ругалась, говоря, что та погубит свои глаза таким освещением. Домино смутно осознавала, что забота матери притворная, скорее просто от нечего делать говорит все ей. Она то надеялась, что любовь матери священна, что та однозначно испытывает теплые чувства к ней, но замки рушатся, это уже из разряда законов нашего бытия. А судьба больно ударяет. Ей плохо, а никто не придет на помощь. Почему? Наверное, если ты считаешь себя сильной, должна нести эту ношу всегда. Но почему он, тот, кто так часто ее обижает, при этом помогает ей, защищает? Усмешка на его устах порой словно свет, а иногда Керри готова растерзать его за такие жесты, что словно возникают просто так.
Сейчас же все путается, растерянность нарастает. Боль и отчаяние, словно верные спутники, рядом. Она прижимает к себе ткань пиджака, что грубовата для оголенной кожи. Нет, она не стесняется того, что обнажена, просто защита срабатывает на автомате. А хочешь - не хочешь, этот рефлекс сам срабатывает, даже когда его не ждешь. Усталый вздох и дрожь в теле. Она боится? Нет, отнюдь, чего его боятся? Что он ударит ее? Хм, не посмеет. Или если сказать иначе, она не думает об этом. Не знаю, глупо, наверное, было бы на ее месте считать, что удар будет точкой, а секс в коридоре, что не в счет? Политика двойных стандартов? Нет, тут все иначе. Она с замиранием сердца ощущает его тепло к себе, но знает, что он безумец, что готов на все ради обладания ей. Но она почему-то резко осознала, что сейчас именно он может относиться к ней, как к вещи, а этого позволить никогда не могла. Никому. Дело в том, что она девушка иного сорта. Она не спит с кем попало, она знает толк в хорошем воспитании и образовании, но при этом ее мышление не находится в состоянии застоя, она постоянно совершенствуется, полагая, что пределов ни чему нет.
- Малыш, - девушку передергивает от этого обращения, она не любит этого, а после произошедшего словно считает это насмешкой. – Я  идиот, знаю, но я не могу ничего поделать, у меня крыша едет, сама это знаешь, к чему эти слова были, да я не уравновешенный ублюдок, но я люблю тебя, черт возьми. – это было очень неожиданно. Словно ее кто-то трясет, а она пропадает. Будто бы падает в пропасть. Почему все так непредсказуемо? Домино словно попала в какую-то кошмарную историю и явно спит. Он никогда этого не говорил, не смотря ни на что. Он же такой гордый, такой манерный, но а тут… Зачем? Казалось бы без этого уйти легче. Она со временем даже бы убедила себя в том, что он ее не любил, а в таком случае, когда чувства у нее самой есть, она не хотела бы быть несчастной. То есть она врала бы себе напропалую. Но не тут-то было, он разрушил ее план на корню.
-Спрашиваешь к чему эти слова? – произносит Керри и смотрит на парня, не поворачиваясь к нему, лишь оборот головы и взгляд в его сторону. -  Скотт, я же так по тебе скучала, а ты решил нафантазировать себе все сам… - говорит она спокойно, но так холодно. – Я знаю, что ты не в себе, но ты перешел границу. Ты тот, кого я так… - слова не срываются с губ, она просто не смогла сказать, иначе  сдержать эти чертовы слезы не смогла бы. -  К чему мне эти взаимные чувства. – перефразировала слова "люблю тебя", но смысл так нагляден, что ни с чем не спутаешь. Керри все так же сидит на краю кровати и прижимает ладонь ко рту, пытаясь взять себя в руки и начать контролировать эти чувства, но ничего не выходит.
- И если ты уйдешь сейчас, то в моем сердце все равно останешься только ты, так как я больше не знаю ни одной женщины как ты. – слышит она все, но так больно, что второй ладонью прикрывает рот, словно боясь закричать.  –Как ты все запутал…  - очень тихий шепот.

+1

5

Он ходил по комнате и тяжело дышал, не зная что делать, он признался, признался ей в том, в чем не мог признаться даже себе или боялся, но сейчас так не хотелось ее потерять, отпускать, сейчас она была нужна ему больше всего. Полумрак в комнате придает происходящей картине какие-то нереальные краски – Все это не со мной я сплю, черт возьми, я сплю – проносится у него в голове. И хочется  открыть окно и закричать, набрать полные легкие воздуха и вопить, так чтобы осипнуть, лишиться голоса и без сил потом стоять у окна.
-Спрашиваешь к чему эти слова? Он останавливается, смотря на нее, но девушка лишь немного повернула голову к нему.
- К чему, ты спрашиваешь к чему они, не ужели так сложно тебе поверить мне,  - молодой человек вздохнул, понимая, что ей очень сложно это сделать, хотел добавить слова, но девушка продолжила.
Скотт, я же так по тебе скучала, а ты решил нафантазировать себе все сам… он вскидывает голову, смотрит на нее в упор и кажется, его сердце пропускает удар, пусть это не слова я люблю тебя, но это тоже с какой то стороны признание, того, что он ей нужен.
Скотт подбегает к ней, падая на колени, обнимая ее ноги – Ты правда по мне скучала, Керри, зачем, зачем, ты заставила тогда меня ревновать, ты же знаешь что скорей всего у меня с Отелло общие родственники, хоть я и не мавр, когда ты сказала эти слова я готов был сойти с ума, меня пронзила боль и я захотел отмстить, - Дарко пытался поймать ее взгляд, заглянуть в глаза любимой.
– Я знаю, что ты не в себе, но ты перешел границу. Ты тот, кого я так…
Скотт внимательно слушает ее, но она замолкает, не говорит дальше, и кажется это ледяная тишина повсюду, забирается в каждые потаенные уголки сознания, - Кого ты что, Керри, скажи мне, кого ты что, кого ты что… - эта фраза словно на магнитофоне крутится в его голове. Но девушка говорит не то, что он хочет услышать от нее. К чему мне эти взаимные чувства. Тут, конечно, все понятно, но так хотелось услышать три заветные слова. Он берет ее ладошку, которую она прижимает ко рту и целует ее, грея в своих ладонях, не отрывая ее от своих губ.
Как ты все запутал… да он сам себе был противен, бывает так, что смотришь на себя в зеркало и это вызывает отвращение, и в этом случае ты не убежишь, не спрячешься и ничего с этим сделать не сможешь, и ты не можешь вырвать это отвращение к себе из своего сердца.
Он встал с колен и открыл чемодан, который еще даже не распаковывал, там было платье, он купил его Керри, так как оно ему понравилось, положив рядом с девушкой его, он произнес
- Это должен был стать моим подарком, - он отошел к окну и закурил.

+1

6

Где-то огни, цветы, причалы, слёзы, краски
Можно попробовать и сначала верить в сказки
Но не узбавиться как от пыли от былого
Там, где вчера еще так любили, забыли...(с)

- К чему, ты спрашиваешь к чему они, не ужели так сложно тебе поверить мне. – он говорит то, что не укладывается в ее голове. – Сложно, еще как. Ты постоянно делаешь то, что ранит меня. Удовольствие приносит? Нет. Точно нет. – сбивчивая речь и взгляд в его сторону. Хочешь - не хочешь, а чувствуешь, как больно сжимается сердце лишь от мысли, что придется покинуть его раз и навсегда. – Как ты не понимаешь?! – вдруг резко закричала девушка.
Мир словно замирает, лишь он и она. Будто в первую их встречу. Она видит того кого не хочет оставлять в прошлом. Она словно потерялась и запуталась, а его действия перекрыли все ее карты, что она и так уже приготовила уже в глубине уши. Он стоит и смотрит куда-то вдаль, такой далекий и словно холодный, хотя кому как не ей знать, что это лишь та маска, что у них бывает одна на двоих. А как тогда, в тот момент, когда он поцеловал ее впервые. Керри не из тех, кто празднует месяца встреч, годовщины и остальные слащавые праздники, но те чувства не забудет никогда. Ведь она его ударила, а он поцеловал, ранения зачетные по отношению к друг другу, а сами по себе менять не должны были, но они оба ошиблись и поставили свой мир с ног на голову. Привкус его поцелуя на губах, а она отвечает. Вроде же это была взаимная ненависти, как ток по венам. Но не зря говорят от ненависти до любви лишь шаг и они так быстро перешли границу. Не приди он тогда, ведь не сделала бы ни движения на встречу, она же гордая и такая свободолюбивая, что иногда кажется, это неправильно. Она не доверяет всем, лишь считанным людям. И ему. Да, тому, кто ранит ее, заставляя плакать.
Скотт молниеносно оказывается у ее ног и обнимает, дотрагиваясь до кожи ладонью. Так, что по телу бегут мурашки, говоря о том, что от этого наваждения ей не суждено избавится. Она не знала, что делать, забраться в свой панцирь, что называется силой или же открыться ему. Сказать, что любит его, что больно так, что хочется плакать, так что хочется его ударить. Так, что бы понял каким идиотом был. Какими кретинами были они оба. Но она молчит, лишь чуть сжимает его ладонь. Сколько прошло в тишине, тара минут от силы. Его слова, а она вся во внимании.
- Не знаю, что тебе сказать. Это как лабиринт, из которого нет выхода. Ты хочешь знать скучала я в действительности? Очень. – говорит Домино и опускает взгляд на него. - Керри, зачем, зачем, ты заставила тогда меня ревновать. – Ты сказал, что скучал по сексу, потому и сказала. Я тебе не шлюха, ради удовлетворения твоих же потребностей. И ты понимаешь, что измен я тоже не потерплю. – резко выплевывает она эти слова. – Делай, что хочешь. Просто будь честен. Ты ревнуешь меня, а я поддалась соблазну, соврала. Даже это была не ложь, а взгляд, но ты так мило домыслил.  – тяжелый вздох. – Ты решил сделать так, что мне плохо? Отомстил. Молодец. –отрывистые фразу и голос полный горечи. – У тебя классно вышло. – кивает она.
В мыслях какой-то сумбурный поток, ничего связного.
-Ты не сумасшедший, уж прости. – вновь говорит девушка. – Ты же знаешь, что я никогда не пыталась тебя изменить. Не в моих правилах. Но ты не осознаешь, что сделал. Нет. – высказывания просты, но так она думает и решила, если выяснять отношения, то лучше сейчас, чем никогда. – Но сейчас это предел. Мы либо его пройдем, либо разбежимся. – почему-то на вдруг она заплакала. Вновь, беззвучно, лишь мокрые щеки выдают девушку. 
Она сидела на кровати и смотрела на манипуляции парня. Это словно в каком-то тумане происходило и не несло смысловой подоплеки. Что-то делает, ну и что? Пусть. Она непонимающе смотрит на вещь и обдумывает его слова.
- Мне оно ни к чему.  – резко поднимается, кутаясь в пиджак Скотта. – Оставь себе. Кому-нибудь подаришь. Мне идти недалеко, доберусь, там переоденусь. – она стоит почти вплотную к нему и смотрит на сигарету. – Ты уже сделал мне приятное. Своей выходкой. Тряпки мне не нужны. – говорит она через зубы. Простить иногда так нелегко.

+1

7

- Не знаю, что тебе сказать. Это как лабиринт, из которого нет выхода. Ты хочешь знать скучала я в действительности? Очень Ее слова как горький сахар, да такого не бывает, но вот представьте на мгновение такое словосочетание, если бы можно было вернуть время назад, пережить этот день заново, может, он сумел себя удержать, быть более внимательным и ласковым к ней. – Она скучала по мне, а я осел, о Мерлин – он вздохнул, выплескивая в этом вздохе всю боль.
- Я потерял голову, когда представил, что кто-то к тебе прикасался, я обезумел от ревности, - говорит он спокойно, пытаясь даже не оправдаться, а просто сказать факты, оправдываться глупо, это для детей.
– Но сейчас это предел. Мы либо его пройдем, либо разбежимся
Он вздрагивает, ее слова хуже пощечины, они ранят в самое сердце, схватить ее держать, нет он и так ей принес много боли, отпустить, нельзя не выносимо, больно ужасно. Так не должно случится, просто не должно так быть, он не сможет без нее даже дышать. Сейчас он осознает, что не сможет без нее существовать. Почему мы можем оценить только то. Что теряем или можем вот-вот потерять, почему человек не способен ценить кого-то, пока этот кто-то рядом.
Скотту плевать, что нельзя курить в комнате, раз все сейчас нужны правила, да и не подчинялся он никогда никаким правилам, дуракам закон не писан. Приятный вкус табака, один бычок улетел в окно. Следом он закурил еще сигарету, пытаясь привести мысли в порядок, но они на столько путались, что было просто невозможно собрать их воедино.
- Мне оно ни к чему. Дарко пожимает плечами –Значит, выкину – проносится у него в голове. Кому-нибудь подаришь. Мне идти недалеко, доберусь, там переоденусь Он чувствует, что она стоит вплотную, выкинув сигарету, молодой человек оборачивается и смотрит ей в глаза. Она стоит перед ним такая беззащитная, в его пиджаке, который едва закрывает интимные места.
Ты уже сделал мне приятное. Своей выходкой. Тряпки мне не нужны. Он протянул руку и погладил ее по щеке – Прошу тебя не уходи, я прошу тебя, не оставляй меня одного. Скотт ступает один шаг и зарывается носом в копне ее волос, вдыхая их аромат.
- Я не смогу без тебя, правда не смогу, не уходи, не уходи, скажи мне, что мне надо сделать, что бы ты не ушла,  если ты хочешь то можешь уйти, я не имею права тебе не разрешить, но если ты меня хоть немного любишь, то я прошу не уходи. Дарко гладит ее по волосам, нежно касаясь губами ее кожи. Он так боялся, что она оттолкнет и уйдет, хлопнет дверью и его жизнь будет разбита, но он не будет ее держать, так как понял одну вещь, что любит ее так, что готов отпустить, даже если не сможет с этим жить, но с собой можно всегда разобраться, а держать ее против воли он не будет, не будет делать ей еще больнее. – Не бросай меня, Керри, прошу тебя, только не ты, не уходи из моей жизни, я мразь, я знаю этого, но я постараюсь изменится, я исправлюсь ради тебя, ради нас, не уходи, - Скотт продолжал говорить Керри, параллельно целуя ее в волосы.

+1

8

Бывает так правдив обман, а правда лживая
Не обещай, не отвечай, просто держи меня.(с)

Почему всегда так сложно, так больно все у них. Режут друг друга без анестезии и стараются улыбаться, смотря  в такие родные глаза. Когда сердце замирает и хочется закричать от переживаний. А ты молчишь, крепко сцепляя зубы или наоборот, просто смеешься над чужими страданиями. Это такой злой и жуткий жест, что заставляет содрогнуться тебя саму, невольно, при этом осознавая свою ошибку, но сказать –прости меня, так сложно, будто ты поднимаешь небо своими хрупкими плечами. Но она сама придумала эти правила, и словно их соблюдает. Но ведь они для нарушения и лишь созданы. Для этого лишь нужно поймать момент и понять, что все так плохо, что если не сделаешь и шага для сближения, то все померкнет и твой внутренний мир, и его. Керри верила этому парню, осознавала, что все, что он говорит искренне, но сердце так устало от сомнений, и так холодно, что сразу и признать все это не может. 
- Я потерял голову, когда представил, что кто-то к тебе прикасался, я обезумел от ревности.  – девушка смотрит в окно, но словно ничего не видит. Лишь светлая пелена, за которой нет ничего путного, до того уже все стало сложно и непонятно, что окружающее начинает медленно, но верно блекнуть. Он говорит, а она понимает, что его слова объяснимы, но факт поступка все так же не укладывается в голове. Нет, секс это иное для нее. Удовольствие да, но с ним иначе. Он не те парни, что были до него, совсем иные. Она их не любила, кем-то дорожила, к кому-то сильно тянуло, заставляя сердце биться. К  некоторым была сильно привязана. С девушками легче, с ними отношения даются порой даже проще, в каком-то  роде, чем с парнями, хотя обычно в таких взаимоотношениях Керри доминирует, поэтому все идет по другому сценарию. А в реальности ее самые близкие друзья – это парни, странно немного, но правда. Найти общий язык с ним выходит за милую душу, понять их тоже. Удивляет немного, как ни крути, но все же, сама девушка об этом не задумывалась даже. Со Скоттом все вышло иначе, совсем по-другому. Она почувствовала с ним –собой, такой истинной, без маски надменности и грубости. Она сама по себе не изменилась, но открыта с ним. Но не чувствует себя при этом ранимой, лишь в безопасности.  Всегда Домино помнит его прикосновения, даже когда он так далеко. Знает, что он никогда ей не откажет, позвонит она ему, приедет. Это много стоило, чувство близости всегда вместе с ними. А тут он сделал то, что ранило ее. Даже не унизило, а сильно полоснуло где-то внутри, так глубоко, что даже непонятно, как так произошло. Смотрит на него, такая беззащитная, обнаженная почти. Ярости и боли полны ее глаза, но любовь ведь в них, только  к нему. Ни к кому-то вымышленному, а лишь к этому немыслимому парню. Не понимала она раньше, чего имела. Ей казалось, что все их игры несерьезны. Да, спят вместе, и только. Но так быстро все изменилось. Хотя ведь, на самом-то деле, все изначально было до глупости серьезно, но она говорила всем, прежде всего себе, что это лишь увлечение, не более. Просто новое приключение и хороший секс. А от себя бежать – бесполезно. Но кто это признает сразу? Порыв рукой, но она не отходит, наслаждается ее нежностью. Лишь чуть злиться. Уйти сейчас, значит сжечь мосты, а этого так не хочется.
-Прошу тебя не уходи, я прошу тебя, не оставляй меня одного. – его голос словно дрожит, и она опускает взгляд. Объятие, он прижимает ее так крепко, что нельзя вырваться. Но она и не делает на это попыток. Лишь утыкается в его плечо носом, вдыхая его запах, желая его запомнить и никогда не позабыть. Молчит, не в силах произнести ничего лишнего. Даже мысли отказываются ее слушаться.  Она все слушает его сбивчивую речь. Его слова, что трогают ее до глубины души, те, что так необычны в его устах, но не чувствует при этом к ним неприятия. -Но если ты меня хоть немного любишь, то я прошу не уходи. – она вздрагивает. И вдруг произносит. – Нельзя любить немного. Это неправда. -  слова ее так холодны, и никто не знает, что произнесет она в дальнейшем. – Я люблю тебя. – говорит неожиданно Керри,  затем дотрагивается губами до ключицы парня. – Не бросай меня, Керри, прошу тебя, только не ты, не уходи из моей жизни, я мразь, я знаю этого, но я постараюсь измениться, я исправлюсь ради тебя, ради нас, не уходи. – девушка обнимает парня за плечи и не может его отпустить, понимая, что они оба глупы, и что простит его. Знает, что тот ее любит, что эти чертовы чувства взаимны, и сейчас закрыв за собой дверь сделает несчастной не только его, а еще в добавок и саму себя. – Перемены нам необходимы как воздух. Останусь… - шепчет она, ощущая, что слезы текут по ее щекам.

+1

9

Окунемся немного в прошлое. Да Скотт был бабником, он никогда не встречался с девушками, а использовал их на одну ночь, за ним бегало немало девушек, но он лишь усмехался над ними всеми. И он помнил тот день, будто это было вчера.
Ярко светило солнце, Дарко вышел из здание и остановился на лестнице, так как его окликнула какая-то девушка, он даже не помнил, как ее зовут. Но слушал девушку, и тут за его спиной он увидел такую картину, длинноногая блондинка в окружение парней. Ее золотистые волосы, пышным каскадом разлетались по плечам. Ее улыбка была настолько прекрасной, что перехватывало дыхание. Хотелось прикоснуться к ней. Заметив в толпе парней своих друзей, Скотт оставил девушку и направился туда.
Но судьба распорядилось так, что Скотт невежливо, что-то сказал, и у них получилась словесная перепалка. И так при встречи Керри воротила нос, а Дарко лишь смеялся над ней, что, мол, нашлась выскочка. Было трудно признаться себе, что девушка, да именно это девушка стала занимать его мысли 24 часа в сутки.
В загородном доме у друзей они снова встретились, Скотт спускался со второго этажа, а она сидела в кресле и что-то читала, нет это был не глупый журнал с картинками, что поразило молодого человека до глубины души, но и в этот раз у них общение пошло не в то русло и Скотт заработал пощечину. Он вообще никогда не привык к тому, чтобы его били девушки, он схватил обидчицу за талию и поцеловал, не выпуская ее, лишь только, она затихла и ответила на поцелуй, он стал нежным и трепетным. Но в следующую долю секунды, она убежала, оставив шлейф аромата своих сладких духов.
Скотт подумал, что победил, но они оба проиграла, проиграли в игру под названием любовь. Он ложился спать и просыпался со вкусом ее губ на своих губах. Он не мог поцеловать девушку, так как тот поцелуй нельзя было сравнить ни с чем. Через три дня, он лез на стену от необходимости ее увидеть, но ее не было, ее нигде не было. Тогда он попросил ее адрес и примчался к ней. Экономка открыла дверь и сообщила, что хозяйка в комнате, и она сейчас сообщит о госте. Но Дарко не дожидаясь, отодвинул женщину в сторону и помчался бегом наверх. С третьей попытке он нашел нужную комнату. В ней была она, которая сидела и опять читала, только цвет ее лица был бледный, а глаза не горели блеском, живым блеском. Увидев  Скотта, она выронила книгу, а тот не говоря ни слова, обнял ее. Таково было начало их отношений.
А потом парня начала мучить совесть, что он ей не пара, что он всегда останется подонком, а такому сокровищу как ей, нужен нормальный парень.
Но она его не отпускала, терпела его все выходки, мирилась с его поведением, а он только сильнее ранил ее. И вот сегодня накал страстей, дошел до высшей точки, когда она уже готова была уйти, но он понял, что не может, не может этого допустить, что без нее он зачахнет. И его слова любви были по настоящему искренними.
– Я люблю тебя – по телу пробегает дрожь, как эти слова сладостны, а без них существовать мука, и он только сейчас стал осознавать это.
– Перемены нам необходимы как воздух. Останусь,… Скотт чувствует, что его рубашка становится мокрой, там, где лицо Керри касается его.
- Тише, тише, девочка моя не плачь, все будет хорошо. Он отрывает ее лицо от себя, обхватывает ладонями и смотрит в ее глаза, наклоняясь, он, принимается вытирать ее слезы своими губами. – Я так сильно люблю тебя – шепчет он, сейчас Скотт словно свободен, ведь сказав ей правду, он словно освободился, освободил себя от мучительного молчания.

+1

10

Впустую потраченный вечер где-то и с кем
Впустую убитая печень просит весну
Но вот я вижу тебя, и к черту вину.(с)

О чем они вообще думают? Кто? Да все люди? Мы раним друг друга по чем зря, стараясь кольнуть так, чтобы в глазах от боли потемнело, неожиданно, резко и неприятно. Не следим за тем, что говорим, творим, что вздумается. И этот пресловутый разум проявляется лишь тогда, когда в воздухе воздух заколол гневом и нужно, просто требуется сказать такие простые слова, как прости и люблю. Но в чем дело? Наверное, это слабость? Да, она. Только мы проявляем ее, когда молчим, усиленно делая вид, что равнодушие – наше все. На самом-то мы не можем быть одни, только различие в том, что так сложно найти свое. Того от чьего взгляда становится сладко, чьи прикосновения ты помнишь всегда и везде. А ведь ты знаешь, что уйти легко. Просто развернутся, увернутся от объятий, что так приятны. Даже на прощание можно зло рассмеяться, дабы всем было ужасно плохо, но зачем себе портить жизнь, которая по определению и так не сахар. А она дала волю эмоциям и не сдержала жарких слез, при этом, не произнося таких звуков, как всхлипывания и тому подобные. Просто внутри так много накопилось, что стало до дурноты жутко, что вызывало даже какую-то тошноту.
- Тише, тише, девочка моя не плачь, все будет хорошо. – Керри вздыхает, и чуть подается вперед навстречу ему, чьи губы нежно целует солоноватые щеки, даря такие чувства, что вызывают дрожь в теле. – Будет? – выдыхает она, при этом обнимая парня за шею. – Хорошо. – оптимизм не ее фишка, но сейчас нет сил сопротивляться, лишь бы прекратить цирк, под названием мучения.
– Я так сильно люблю тебя. – эти слова словно эликсир какой-то силы. Это не те чувства, что скорее пособие для бульварного романа. Они просто два человека, что испытывают боль, те, что поведали многое. Жизнь их сделала такими, какие они сейчас являются. Недоверчивые, опасные, но любящие друг друга. Она ветреная? Была, до того, как встретилась с ним. Секс без обязательств, легкие увлечения. Послать парня, если он ей не угадил  - легко. Но с ним все иначе. Ведь терпела его, он – ее. Как два мазохиста, любящих друг друга и эту проклятую жизнь.  Странный коктейль со сладкой горечью на губах, но они живы, а остальное приложиться. Сейчас, стоя на перепутье, она поняла, что терять его, словно убивать часть себя. Она часто высказывала свое фи на счет его выходок, но не делала его другим, просто никакого лебезения между Керри и Скоттом, какая-то голая правда. Да, она остра, как нож, но при этом, это словно в новинку, то что отличало от других и вполне устраивало их. Ревнивый он, это всегда знала, а сейчас ощутила, что бросить его может за такие выходки. Просто в голове не укладывалось то, что раз так хотел, то чего устраивать эти показные мероприятия, что схожи с изнасилованием. Мы не животные. Хотя, наверное, по их стонам, не всегда так скажешь. Так ведь тут иное. Думать ему нужно было мозгом,  а не тем, что есть ниже. Выбирая действия, мы показываем свою разумность, а в их случае, был какой-то бред. Но пусть теперь сами и разгребают эти опилки.
- Не оставляй меня так надолго. – неожиданно сказала девушка, при этом обнимая крепче парня. Она сама заметила, чем дольше они порознь, тем крупнее неприятности. Хотя в этот раз она сама уехала. Сама так решила. А пригласить с собой Скотта не подумала. Дело в том, что ехала с отцом, скучала в их напыщенной компании, но парню ничего такого не сказала. Даже не звонила. Почему? Да, просто какие-то странные принципы. Хотя вроде, ему звонит, а тут уперлась рогом, и теперь вот как все. Добилась чего – то? Нет. Оба виноватые.  – Надо было тебе ехать со мной.  – усмехнулась она, произнося слова очень тихо, около уха парня, еле дотрагиваясь до кожи губами, обжигая дыханием. Она всегда была именно его, так же считая, что чувствует Скотта как-то внутренне, притягательно. И  прижималась своим оголенным телом к нему, явно не по-скромному и очень соблазнительно. Этого у девушки не отнять.

0


Вы здесь » Medley of London » III - этаж » Комната №21 ( Bryan Anderson, Scott Darko)


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC